Проблемы изменения и роста в Транзактном анализе и психотерапии

 

Ричард Эрскин

Институт Интегративной Психотерапии

Перевод Наталья Человечкова

Редакция Н.Егонской-Спенсер



Взросление – тяжелая работа. Никто никогда не скажет вам, что это тяжело. Но становиться взрослым – тяжелая работа.

Это слова из популярной тинэйджерской песни 1965 года в исполнении Ginger and the Snaps. Эта песня интригует, потому что в ней схвачено то, что чувствовал каждый из нас в разное время в своей жизни: взрослеть – это трудно!

Расти, менять то, что стало привычным, на самом деле очень непросто. Это некомфортный процесс, когда мы теряем опору на те стратегии поведения, привычки и /или взаимоотношения, которые стали второй натурой для нас. Старые паттерны

Erskine, R.G - Svoj-psiholog.ru

 поведения и привычки, даже прежние отношения обеспечивают психологическую структуру, которая дает смысл, непрерывность и предсказуемость нашей жизни.

Люди изо всех сил отстаивают ощущение психологической структуры – чтобы иметь одновременно и непрерывность, и предсказуемость. Мы жаждем внутренней регуляции, которая обеспечила бы и постоянство, и непрерывность. Мы прилагаем усилия, чтобы иметь понимание того, что будет происходить в будущем.

Эрик Берн назвал эти тягу и стремления «структурным голодом» и отнес их к «психологическим потребностям» (1963, стр.221), участвующим в том, как мы организуем наше восприятие опыта (Берн, 1972) Берн так же выделили две другие "специфические потребности" (1966, p. 230) стимульным голодом и голодом взимоотношений. Эти три «голода» или «психологических потребности» лежат в основе транзактноаналитической теории мотивации (Эрскин, 1998). Эти три вида бессознательного голода - основа движущих сил, которые определяют физиологические, эмоциональные, когнитивные и поведенческие реакции во всех жизненных ситуациях.

Берн писал, что уникальная функция структурного голода (голода по структуре) - установление равновесия (1964, стр. 18). Мы жаждем равновесия, стабильности, непрерывность и предсказуемости; нам очень хочется их иметь. Именно поэтому, меняться – трудная работа. Меняться – это целая проблема; изменение – это дискомфортный процесс, который дестабилизирует наше чувство равновесия; мы можем потерять опору на те стратегии поведения, привычки и /или взаимоотношения, которые стали второй натурой для нас. Это сложная задача – отказаться от наших собственных представлений о будущем, от устойчивых убеждений, или сценарных убеждений, потому что эти структуры поддерживают психическое равновесие.

Эти психические структуры обеспечивают ощущение равновесия, то, что биологи относят к гомеостазу. Гомеостаз - это биологический и физиологический принцип, описывающий способность живого организма поддерживать внутреннее равновесие и постоянство. Один из способов понять, что такое гомеостаз, - оценить хрупкий баланс, необходимый для езды на велосипеде; когда сила тяжести тянет велосипед слишком сильно в одну сторону, человек выравнивает его, наклоняя в другую сторону. Гомеостаз предполагает возвращение организма к балансу, возвращение к привычному. Когда силы во внешней среде стимулируют изменения слишком быстро, проявляется врожденная реакция противодействия этим изменениям (Wolman, 1973). Гомеостаз не дает меняться и расти; он балансирует организм, поддерживая равновесие. Рост и изменение – это проблема, потому что человеческие существа раздираемы двумя противоборствующими силами: гомеостазом и физисом.

Взросление – это не только тяжело, но и неизбежно. Мы постоянно меняемся, растем, развиваемся, так или иначе. Перемены происходят всегда, даже если мы их не хотим. Мы не можем избежать изменений и роста. Мы можем бороться с возможностями роста и предпринимать отчаянные попытки сопротивляться изменениям, но всегда будет врожденная тяга к росту. Человеческий организм, как и все живые организмы, всегда находится в процессе изменения, роста и эволюции, одновременно пытаясь сохранить равновесие.

Физис – это греческое слово, описывающее источник нашей внутренней потребности расти. Понятие физис относится к жизненной физической энергии, которая инвестируется в здоровье, творчество, в развитие наших личных горизонтов. В недавней статье в TAJ Бил Корнел резюмировал все, что Берн писал о физисе, и описал физис как врожденную «способность бросать вызов силам согласия»; он относил их к нашему чувству «сильного желания» (Cornell, 2010, p.244).

Физис – внутренняя тяга быть здоровым и развиваться, желание делать что-то иное и новое, стремление быть в полной мере самим собой, иметь право и выбор распоряжаться своей собственной судьбой. Фриц Перлз назвал эту тягу: «то, что благоприятствует возбуждению и росту в человеческой личности» (Перлз, Hefferline & Goodman, 1951). Святая Екатерина Сиенская

описала силу физиса, когда говорила «будь тем, кем тебя сотворил Господь, и ты зажжешь мир» (Шартр, 29 апреля 2011).

Именно благодаря физису возможны образование и психотерапия, и именно благодаря гомеостазу необходимы образование и психотерапия. Без гомеостаза мы бы непрерывно развивались, менялись, росли без возможности поддерживать равновесие. Без физиса мы бы оставались в привычной обыденности, поддерживали старые паттерны, были в состоянии стагнации.

Задача роста – то, с чем сталкиваются специалисты, работающие на ниве психотерапии, образования, организационного развития, состоит в нашей способности помочь нашим клиентам или студентам найти свой собственный баланс между их физисом и гомеостазом. Эта задача требует от нас, работающих с человеческим ресурсом, опираться на две внутренние противоборствующие силы: так, мы уважаем уникальный способ наших клиентов и студентов воспринимать мир, то, как они организуют свой опыт, то, как им удается стабилизировать себя и то, что их поведение, кажется, самым лучшим выбором в данной ситуации; и, также, мы поощряем их жизненную энергию, спонтанность, творчество и стремления. Нашей профессиональной задачей является поощрение развития.

«Изменение» - было важным словом в Трансактном Анализе. «Что вы хотите изменить?» «Как вы и другие узнают, что вы изменились?» Эти и подобные вопросы делают акцент на изменении, которое было центровым в Трансактном Анализе. Трансактный анализ привлек меня впервые в 1969 году тем, что терапевтический фокус был направлен одновременно и на понимание самого себя, и на возможность изменить старые отношения, поведенческие паттерны, сценарий жизни. В самом деле, моя ТА психотерапия в воркшопе с Дэвидом Купфером помогла изменить мое прежнее поведение, выражающееся в застенчивости и пассивности, на новое, с новой жизненной позицией, быть ответственным за свои собственные чувства и за взаимоотношения с другими. Изменение было и до сих пор занимает центральное место в Трансактном Анализе. Однако, когда я вижу и слышу, как используют ТА на практике, мне удивительно, что столько много внимания уделяется явному изменению и недостаточно внимания личностному уникальному способу делать умозаключения, опыту саморегуляции, истории взаимоотношений с другими. Что вы об этом думаете?

Если мы, психотерапевты, консультанты, преподаватели и координаторы организационного развития, подчеркиваем необходимость для клиента или студента изменить отношение и поведение, тем мы, возможно, создаем парадоксальную ситуацию. Вместо того, чтобы поощрять рост мы стимулируем гомеостатическую реакцию, в которой человек будет

оставаться укорененным в своих старых моделях мышления и поведения, несмотря на то, что внешне появятся изменения. Чем больше мы будем подчеркивать, что человек должен измениться, тем сильнее он будет бессознательно следовать своим старым моделям отношений и поведения.

Меня впечатлила парадоксальная теория изменения Арнольда Бейссера (1971). Это простая теория, которую вы, может, встречали в собственной жизни. Теория утверждает, что психический рост происходит тогда, когда мы и другие, ценим то, кто мы есть. Человек не будет по-настоящему расти, если его будут принуждать, подталкивать, даже если принуждение будет исходить от него самого. Многие, кто приходит на терапию, настаивают на изменении поведения или паттернов взаимоотношений. Они хотят стать другими, отличными от того, кем они являются на самом деле. Когда нас подталкивают к изменению, даже если это идет от нас самих, мы начинаем сопротивляться. Это сопротивление является бессознательным импульсом к сохранению гомеостаза и равновесия. Парадоксально, но если другой человек интересуется нашим феноменологическим опытом, чувствителен к нашим эмоциям и уважает то, как мы справляемся с жизненными ситуациями, то он поощряет наше собственное сильное желание расти. Психический рост парадоксален: чем больше мы принимаем людей такими, какие они есть, тем больше побуждаем их к изменению, врожденное желание личности - к росту, физис стимулируется.

Терапевтический процесс ТА может быть гораздо более эффективным и благоприятным для роста, если мы поместим феноменологический опыт студентов и клиентов и их потребности в центр наших рабочих взаимоотношений. Мы поощряем психическое взросление, когда понимаем и показываем, как мы ценим различные эмоциональные процессы наших студентов и клиентов, стили привязанности, способы делать умозаключения, то, как и в каких случаях испытывается стыд, личные стремления. Когда мы уважаем способ бытия наших студентов, клиентов, коллег, друзей и членов семьи, то, перефразируя Святую Екатерину Сиенскую, мы помогаем им быть теми, кто они есть, чтобы они могли нести огонь энергии своего физиса в мир.

Я хотел бы поделиться своим собственным опытом реакции на требование измениться и психологически вырасти. Мой опыт не был гомеостатической реакцией, которую Арнольд Бейссер описал в своей парадоксальной теории изменения; напротив, это было нечто противоположное, что спровоцировало мой внезапный импульс к росту. Как-то я присутствовал на трансактноаналитическом тренинге, был одним из обучающих и супервизирующих клинических трансактных аналитиков. Руководитель обучающей группы использовал много конфронтаций поведения; конфротации занимали видное место в практике ТА в то время. Он конфронтировал кое-что из моего поведения (я уже не помню, что это было).

Мне было больно и стыдно. Я чувствовал себя сжавшимся внутри и был готов адаптироваться, уступить. Вдруг во мне возникло какое-то необычное ощущение позитивной энергии. Я удивил всех в группе также, как и удивился себе сам, когда подскочил и крикнул: «Не пытайтесь изменить меня, пока меня не узнаете!». Потом сел и, повернувшись к женщине, сидевшей рядом, сказал: «Если бы он по-настоящему знал меня, то он возможно не захотел бы изменить меня».

Подпрыгнуть и крикнуть было очень смело для меня, это был значимый момент моего психологического роста, гораздо более важный, чем то простое изменение, которое требовал руководитель группы. Я отстоял свою целостность. И озвучил находку из своего собственного опыта. Я полностью был самим собой, не просевшим и не адаптированным. Это был опыт самоактуализации, который остался у меня на всю жизнь. Это не было тем видом изменений, который требовал ведущий воркшопа, но он стал поворотным моментом в моей жизни.

Этот важный опыт самовыражения повлиял как на мою профессиональную, так и на личную жизнь. Я практикую, пишу, обучаю ценить важность предыдущего феноменологического опыта клиентов и студентов до того, как разъяснять, интерпретировать или побуждать к изменениям в поведении или отношениях. Часто я говорю себе: «Я совсем ничего не знаю о жизненном опыте другого человека». Я не должен прекращать свои исследования ни на минуту, чтобы изучить и по-настоящему узнать, что же означает жить его или ее жизнью. И когда мы действительно поймем другого человека, тогда, может быть, мы не будем так вкладываться, заставляя его измениться. Вместо этого, мы признаем его значимость и начнем ценить его таким, какой он есть. Это то, что Карл Роджерс имел ввиду под концепцией безусловного позитивного принятия (Rodgers, 1951). Наш неподдельный интерес к другим людям, который помогает раскрываться им и быть теми, кто они есть, и наше непрерывное исследование их феноменологического опыта – это высшая форма того, что Клод Штайнер назвал «поглаживанием» (1974). Это применение философии Трансактного анализа: «Я – ОК и ты - ОК».

Я старался держать это в уме во время работы с клиентами, чьи отношения или поведение сбивали с толку или раздражали. Работая со сложными или непоследовательными клиентами, я значительно облегчил бы свой дискомфорт, если бы конфронтировал их или настаивал на изменениях, но тогда, скорее всего, я подавлял бы рост клиента. Я знаю, если буду давить на них, чтобы они становились другими, в лучшем случае я добьюсь поверхностных изменений. Чтобы облегчить им психологический рост, мне нужно быть чувствительным к тому, кто они есть на самом деле, и помочь научиться ценить функциою их поведения, установок, отношенческих паттернов поведения. Это требует реальных знаний и уважения к феноменологическому опыту, паттернам привязанности, копинговым

стратегиям. Как узнавание друг друга и подстройка могут быть дискомфортными и дестабилизирующими для нашего личного равновесия, так уважение и понимание ценности выбранного другим человеком способа бытия в этом мире могут изменить нашу картину мира. Карл Роджерс отразил этот процесс, когда писал: «Если я должен облегчать личный рост другим в отношениях со мной, то я должен расти, и это причиняет мне боль, но и обогащает меня» (1961, стр.51).

Я не утверждаю, что Трансактные Аналитики не уделяют внимания и не исследуют потребность наших студентов и клиентов измениться. Изменения в действительности могут быть необходимы; клиенты и студенты приходят к нам за помощью изменить многие аспекты своей жизни. Тем не менее, я предлагаю уделять некоторое время, чтобы узнать наших клиентов и студентов, прежде чем объявлять изменение самой важной причиной нашего бытия вместе. Я обнаружил, что изменения в отношениях и поведении появляются, когда мы уделяем внимание психологическим функциям поведения человека. Дискомфортные паттерны взаимоотношений, сценарные убеждения, старые модели поведения укореняются в жизни человека потому что они выполняют важные психологические функции, такие как саморегулирование, соблюдение мер предосторожности против стресса, ориентирование в отношениях с людьми, отвлечение от проблем.

Так как старые паттерны взаимоотношений, сценарных убеждений или поведения выполняют определенную функцию в жизни человека, то часто рост происходит маленькими шажками. В истории о себе я рассказал, как у меня произошло быстрое изменение в поведении, и да, на поведенческом уровне я это сделал. Но это изменение базировалось на фундаменте эффективной психотерапии Трансактным Анализом, которая позволила мне выразить свои чувства и потребности, заставить принять и оценить мои идеи значимым человеком и помогла осознать, что функция моей застенчивости и пассивного поведения - контроль реакций других людей. Для большинства из нас изменение происходит маленькими шажками. Нам необходимо время для размышления, являются ли поведение или сценарные убеждения проблемой для нас; после этого нам нужно дополнительное время подумать, как нам меняться; потом нам понадобится время опробовать новые способы восприятия или поведения; затем понадобится дополнительное время почувствовать успех и/или снова повторить каждый из предыдущих шагов, прежде чем продолжатся изменения. Я нахожу это прояснение эффективным для нормализации ожиданий студентов и клиентов, делающих маленькие шажки изменениний.

В книге "Жизненные сценарии: Трансактный анализ Бессознательных патернов отношений" Джим Ален иллюстрирует двусторонний творческий процесс, который Карл Роджерс описал как обоюдный процесс роста клиента и терапевта. Джим рассказал занимательную историю о восьмидесятилетнем

пожилом человеке, который начал психологически расти в тех качественных принимающих отношениях, что предоставил доктор Аллен. У клиента была депрессия большую часть его жизни. Джим стал принимать его таким, какой он есть, предложил ему заняться какой-нибудь социальной активностью, такой как катание на лыжах и совместная игра на пианино в доме Джима. Джим вышел за рамки традиционной психотерапии Трансактным анализом. Когда я прочитал этот клинический случай, мне стало ясно, что поддержание психологического роста клиента шло из приятия Джима, эмоциональной вовлеченности, готовности создать с клиентом терапевтическое пространство, которое позволило бы убеждениям и мечтам клиента стать настоящими. Джим поддержал стремления клиента, обеспечивая такое качество взаимоотношений, которое стимулирует физис - биологический импульс клиента к росту. Говоря с Джимом, становится ясно, что клиент оказал на него влияние, обогатив Джима лично, и изменив то, как он в настоящее время понимает психотерапию. ( Личное общение, 3 мая 2011).

Случай Джима Аллена иллюстрирует, как рост побуждается качеством контакта во взаимоотношениях. Вероятно это наиболее фундаментальное основание того, почему отношения - самая главная потребность для всех людей. Процесс психологического роста или самоактуализации по Роджерсу (1951) требует полного контакта при взаимодействии с другими. Как в терапевтических взаимоотношениях, так и при обучении и работе в организациях, "должно быть ощущение влияния одного человека на другого". То, что компетентный терапевт будет влиять на своего клиента ясно и без слов; основная цель терапии - прежде всего, помочь клиенту вырасти каким-то способом. Обратное - также верно, терапевт должен обладать способностью меняться под влиянием клиента. Если терапевт настроен и соответствующе вовлечен, он будет автоматически находиться под влиянием того, что говорит, делает или чувствует клиент (Erskine, Moursund and Truman, 1999, p.141). Как терапевтам, тренерам, или консультантам нам нужно позволять своим клиентам или студентам влиять на нас, менять нас каким-то способом, и поощрять нас расти личностно и профессионально.

Будет ли Трансактный анализ меняться и расти? Ответ - да. Он меняется на протяжении 50 лет, с того момента как Эрик Берн опубликовал "Трансактный анализ в психотерапии" в 1961 году, и продолжает меняться и развиваться. Есть ряд понятий, которые выдержали испытание временем, и есть также новые понятия и методы, разрабатываемые по всему миру. Берн изложил очень полезный набор теорий; но написал очень мало о методах. Он оставил будущим поколениям Трансактных Аналитиков расширять и развивать теорию и методы. Разнообразие презентаций, представленных на недавних ТА конференциях - дань развитию ТА теории и практики.

Первоначальное значение эволюции (от лат. evolutio — «развёртывание») отсылает к раскручиванию свитка - свиток всегда пишут, разворачивая его. Теория и практика Трансактного анализа не находятся в финальной стадии развития. Это как раскручивание свитка, можно писать очень долго. Если мы уделяем внимание нашим ошибкам, слушаем наших клиентов и студентов, задаемся вопросом, почему и как мы делаем наши интервенции, мы открываем возможность создания новых концепций и методов. Присоединяйтесь ко мне в этом увлекательном Вызове к росту. Расти профессионально - это НЕ сложно; это увлекательная задача.


 



Литература

  • Allen, J.R. (2010).  From a child psychiatry practice. In R. G. Erskine (Ed.), Life scripts: A Transactional Analysis of unconscious relational patterns. London: Karnac Books.
  • Beisser, A. (1971). The paradoxical theory of change.  In J.Fagan & I.L Shepherd (Eds.), Gestalt therapy now: Theory, techniques, applications. (pp.77-80). New York: Harper & Row.
  • Berne, E. (1963). The structure and dynamics of organizations and groups. New York: Grove Press.
  • Berne, E. (1964). Games people play:The psychology of human relationships. New York: Grove Press.
  • Berne, E.  (1966). Principles of group treatment. New York: Grove Press.
  • Berne, E. (1972). What do you say after you say hello? The psychology of human destiny. New York: Grove Press.
  • Cartres, R.J.C. (2011).  Sermon at the wedding of Prince William and Kate Middleton, April 29, 2011.
  • Erskine, R.G. (1998). The therapeutic relationship: Integrating motivation and personality theories. Transactional Analysis Journal. 28, 132-142.
  • Ginger & the Snaps. (1965). Growing up is hard to do. MGM 13413.wmv
  • Rogers, C. (1951). Client centered therapy. Boston: Houghton Mifflin.
  • Rogers, C. (1961).  On becoming a person.  New York: Houghton Middlin.
  • Steiner,C. (1974). Scripts people live: Transactional analysis of life scripts. New York: Grove Press.
  • Wolman, B. (1973).  Dictionary of Behavioral Science. NY: Van Norstrand Reinhold.
24.11.2017