Гарри Поттер и перерешение сценария

 

Одна из причин популярности произведений Роулинг о Гарри Поттере – это глубокое понимание психологических процессов, изложенное в виде сказки, в которой реальный и воображаемый мир оказываются переплетены.

Семь томов серии о Гарри Поттере рассказывают нам историю о том, как скромный интровертированный мальчик 11 лет, забитый и презираемый родственниками, превращается сильного и уверенного в себе 17-летнего молодого человека. Это рассказ о том, что попадая в Хогвартс он открывает силу дружбы, заново обретает для себя тепло семьи и чувство привязанности и принадлежности. О том, как он обучается иметь дело с чувствами – грустью, горем, сожалением, раскаянием и стыдом. О том, как он узнает, что многие вещи не таковы, какими они кажутся (начиная от презираемых волшебных существ, кончая Северусом Снэйпом, который оказывается другом, а не врагом).

Многие зарубежные авторы рассматривали историю о Гарри Поттере в фокусе различных психологическими концепциями, такими как объектные отношения (Lake, 2003) или в связи с процессами горевания (Markell & Markell, 2008).


Данная статья является откликом на идеи, изложенные в публикации трансактного аналитика Moniek Thunnisen,TSTA, Нидерланды (2010), в которой она иллюстрирует концепции сценария Эрика Берна и четырех экзистенциальных данностей Ирвина Ялома примерами из книг Роулинг, а также рассматривает историю Роулинг через призму этих концепций.

Для иллюстрации сценарного аппарата Туннисен выбрала последнюю книгу про Гарри Поттера - «Гарри Поттер и дары смерти» (Harry Potter and the Dealthly Hallows, 2007), поскольку именно в ней Родительские фигуры, окружавшие героя книги, показаны Роулинг во всей их сложности и противоречивости. С описанием сценария Гарри Поттера в чем-то можно согласиться (у него безусловно было предписание «Не будь ребенком», которое и толкало его на рискованные приключения для достижения совсем недетских задач), что-то выглядит менее обоснованным (Туннисен считает, что контрсценарным положением Гарри было в том числе и «Заведи друзей, и подвергни их опасности в борьбе с Волдемортом»). Но главной мыслью статьи были не детали. Стержнем и в жизни и в психотерапии является процесс. И Туннисен объясняет, как, по каким психологическим законам, заброшенный семьей мальчик смог стать полноценной личностью.

Вынужденный обосновываться в Хогвартсе и бороться за жизнь в противостоянии с Волдемортом, Гарри Поттер постоянно попадает в жизненные кризисы, в которых он заново осмысливает для себя темы принадлежности, идентичности и другие. В этих жизненных ситуациях исчезают – перерешаются – иллюзии Ребенка, сформировавшие его первоначальный сценарий. Психологическое чудо объяснено: получив много разрешений в первый год жизни, Гарри оказался способен сформировать свою идентичности. Благодаря этой в токсическом окружении Дурслей он стал не Лузером, а всего лишь Непобедителем. Столкнувшись с жизнью Хогвартса и ее вызовами он шаг за шагом перерешает сценарий – и становится Победителем, обучается использовать свои таланты и становиться героем, добивается своих целей в мире и внутри себя самого. Безусловно, череда перерешений была бы не возможна без многих поддерживающих фигур.

Основные фигуры здесь – родители, своей жизнью подготовившие социальную среду вокруг Поттера, но особенно – мать, своей смертью пославшая мальчику сильнейшее разрешение и благословление – «Живи!».

 

Итак, сага о Гарри Поттере – это роман о перерешениях (Гермиона Гренджер и другие студенты также меняют свой сценарий – способ общаться с окружающими – по приезду в Хогвартс). Но и роман о решениях вообще. Каждый герой этой истории принимает то или иное судьбоносное решение. Альбус Дамблдор решает, заботится ли ему о семье или идти к славе с Гриндельвальдом. Северус Снейп выбирает между карьерой Пожирателя Смерти и любовью к Лилли.

 

И тут мы подходим к экзистенциальным мотивам книг Роулинг: выбор возможен всегда.
И этот выбор - в условиях войны: смертельной схватки добра со злом. Выбор в условиях чрезвыч
айной опасности, близости к смерти. 

Именно здесь мы вспоминаем Ирвина Ялома, творчество которого наполнено важностью «памяти смертной». Здесь мы вспомним и Ф.М. Достоевского, у которого в душе каждого персонажа также осуществлялся выбор, в мирах которого в душе каждого человека происходила борьба добра со злом.

 

Можно было бы назвать трагическое мироощущение Роулинг следствием невроза автора и глубокой личной ранимости. Но правда такого мировоззрения корениться в веках. Задача каждого человека – успеть сделать выбор.


 АВТОР: МАРИЯ САВИНА

психолог, д.м.н.

Написать мне

 

 

 

 


 Литература

Lake S. (2003) Object relations in Harry Potter. Journal of The American Academy of Psychonalysis & Dynamic Psychiatry, 31 (3), 509- 520.

Markell K.A., & Markell M.A. (2008). The children who lived: Using Harry Potter and other fictional characters to help grieving children and adolescents. New York. Ruotledge

Moniek Thunnisen(2010). Harry Potter, Script, and the Meaning of Life. Transactional Analysis Journal, Vol 40 (1), 32-42.




 

24.11.2017