Психотерапия психических расстройств

 

 

"...Психические отклонения появляются лишь затем, чтобы человек занялся своей душой..."
Карл Юнг


Наша страна в советские годы развивалась в атмосфере борьбы с любыми учениями, которые противоречили бы взглядам материализма. Поэтому взгляд на психопатологию был по определению однобоким – как на нарушение работы мозга. Не вырастив собственной психоаналитической школы (Русское психоаналитическое общество было закрыто в 1933 году), отечественная психиатрия развивалась в русле описательного и психофармакологического подходов.

Считая нарушения психики продуктом  патологических мозговых процессов, отечественная психиатрия до сих пор видит основной своей целью приглушать психические симптомы
психотропными препаратами.

 



 Чего же не знают русские психиатры? Они не включили в свое мировоззрение результаты работы целого ряда исследователей: Мелани Кляйн, Вильфреда Биона, Гарольда Сирлза, Дональда Вудса Винникота, школу репарентинга Джеки Шифф, т.е. многочисленные случаи исцеления от психических болезней в результате прохождения курса психотерапии с известными миру психотерапевтами и их учениками.

 Теперь мир знает, что для развития человеческой психики необходимо поддерживающее ("достаточно хорошее") окружение в ранние детские годы. О том, что при столкновении с тяжелыми травмами младенец теряет веру в мир и в себя, и тогда невозможным творческое удовлетворение своих потребностей становится невозможным. О том, что если пациент не получает чуткого заботливого отношения со стороны воспитывающих фигур, многие его психические функции остаются неразвитыми, и это усиливает отделенность от окружающих.


Груз нечуткого воспитания может быть настолько тяжел, что психика убегает от реальности в бред и галлюцинации. 




И тем не менее, выздоровление является  возможным, потому что психические симптомы не являются безличными, возникающими без смысла и цели явлениями, а представляют собой реакции, выработанные для адаптации в семье происхождения.

 

 Психоанализ  видит предел своих возможностей в нереальности исцеления некоторых особо поврежденных больных (по Мелани Кляйн это пациенты с изначально слишком высокими уровнями врожденной агрессии, по Мюррею Джексону – те, в переживаниях которых не чувствуется неразрешенный конфликт). В то же время Дональд Вудс Винникот утверждал, что даже если анализ не смог ослабить симптомы психической болезни, пациент чувствует себя лучше просто из-за того, что его поняли.

 

В психотерапии сложилось представление, что важны не столько наличие расстройства и  тяжесть симптомов, сколько то, как личность пациента использует возникшие нарушения: использует ли человек ее, чтобы добиться поддержки и внимания, или симптомы психического заболевания все больше отделяют пациента от других людей (психиатры называют это десоциализацией).

 Развитие личности пациента (и его социализация) становятся отдельной – и главной – 
задачей психотерапии. 

 


В ходе лечения происходит переосмысление себя, своей личной истории и своей текущей жизни. Психофармакотерапия в этом бессильна.


Юнг считал, что психические отклонения появляются лишь затем, чтобы человек занялся своей душой.


Если Вы читаете эту статью – скорее всего, Вы на этом пути.










Свой психолог Савина Мария Александровна